Шестой майский фестиваль новых поэтов


Айрат Багаутдинов

Айрат Багаутдинов родился в 1988 году в Казани. Учится в Казанском Государственном архитектурно-строительном университете. Работает копирайтером на радио и в глянцевом журнале. Стихи пишет с 16 лет. Поступал на отделение поэзии в Литературный институт в Москве, откуда, впрочем, быстро был исключен. В 2005 году присоединился к казанской молодежной поэтической группировке ОМП («Общество Мертвых Поэтов»). В 2006 году вместе с другим казанским поэтом, членом ОМП Алисой Розановой создали инициативную группу «Культурные практики», которая занимается организацией в Казани турниров Большого Слэма, Поэ-бокса и других поэтических шоу. Литературных публикаций нет. Живет в Казани.


Фарфоровая свадьба

Когда люди двадцать лет живут в одной постели,
им становится скучно, они читают де Сада, фон Захер-Мазоха.
Но это – в лучшем случае, а обычно – просто переносят в спальню телик,
и дети остаются без ежедневной порции мультиков, потому что «кроха,
тебе пора спать! А мама с папой хотят посмотреть кино».
Если бы они только читали Фрейда! – Они бы
знали, что лишать ребенка мультиков категорически запрещено,
что это все равно что лишать его нимба
над головой или небесной манны –
от этого ребенок сделается убийцею, а то еще хуже – поэтом,
Но пока он вынашивает стихи или преступные планы,
родители мирно смотрят порно и не знают об этом.


Баллада
Когда я стану старый –
вытащу сердце, положу в стакан,
сдам в утиль как ненужную тару,
сяду и буду сидеть, как истукан.

Придет моя старуха
с косой и костлявыми руками,
с любовью в сердце, седой и трухлой,
сядет рядом; и будем сидеть, как истуканы.

Придет внучка-нимфетка
в коротком платьице из пестрой ткани,
под мышкой – томик Тютчева или прочего Фета,
сядет рядом; и будем сидеть, как истуканы.

Придет Жучка,
заскулит о чем-то бесконечно собачьем –
то ли случки хочется старой сучке,
то ли просто с кем-то по-собачьи побачить.

Придет Мурка, всем на удивление
не сделает ровным счетом ничего,
просто ляжет, потягиваясь в кошачьей лени,
и спину выгнет кочергой.

Придет мышка-норушка,
вспугнет внучку, Жучку, старушку,
выгонит их за собою наружу,
а я от страха в штаны перетрушу.

Мурка получит крепко
за отлынивание от погони. Сетуя, что чересчур ей потакали,
так как нет никакого смысла тянуть репку,
сядем и будем сидеть, как истуканы.



На предыдущую страницу фестивального каталога                                   На следующую страницу фестивального каталога

Вернуться к СПбЛитГиду



Информацию подготовила Дарья Суховей