Александр ЛЕВИН
25 июня 2000 г.
РЕМОНТИРКИ


Просверлюшник с просверлюшкой
съели много разных дырок –
в деревяшках и в железках
в штукатурке и бетоне.
Просверлюшник с просверлюшкой,
как большое угощенье,
съели восемь вкусных дырок
в чёрном кафеле на кухне.

Набивался в дырки дюбель –
толстый гусеничный дюбель,
белый, мягкий набивался,
уплотнялся, распираем.
Чем он, дюбель, распираем?
Страшным голодом, а также
поедаемым шурупом, –
вот чем дюбель распираем.

И теперь кругом картинки,
занавески и крючочки,
музыкальные колонки
и услужливые полки.
И чирикают, как птички,
на ветвях своих качаясь,
и туда-сюда порхают,
гнутся, тикают и плачут.

Отчего им, разным, плакать? –
деревянными и бумажным,
деревянным и железным,
деревянным деревянным?
Отчего им не смеяться,
не поскрипывать, не лязгать
и на головы соседей
не ронять густые ноты?

Оттого им не смеяться,
что ушли куда подальше
просверлюшник с просверлюшкой
в предвкушенье новых дырок,
аппетитных и глубоких.
А без них в лесу домашнем
жизнь уходит в табуретки,
стулья, кресла и кровати
и в компьютер уползает.

Скучно жить без ремонтирок!
Упираться головами,
биться телом растолстевшим
о домашние твердыни.
Вот и плачут между прочим
по ушедшим просверлюшкам,
от которых лишь вращенье,
лишь вращенье и осталось.



 

Назад